Источник трудолюбия, упорства, терпения, надежды

В Стригини  живёт Антонина Петровна Левчук – одна из старейших  жителей агрогородка. 17 ноября 2020 года ей исполнилось 95 лет. Несмотря на свой почтенный и уважаемый возраст, она обладает прекрасной памятью,  называет, не задумываясь, не только года, но и даты событий, радостных и не очень, её память хорошо сохранила всё пережитое.

Антонина Петровна родилась в 1925 году в деревне Стригинь в семье Петра Андреевича и Анастасии Степановны Козинец. В семье было пятеро детей: Мария, Володя, Антонина, Ольга, Нина. Мать умерла в 1932 году,  когда Антонине Петровне было всего 7 лет.  Отец привёл в дом новую жену, а для детей  – мачеху Антонину Марковну Домино, которая заменила им мать.

Отец Пётр Андреевич Козинец
Мачеха Антонина Марковна

ХУТОР

Хутор,  где родилась Антонина Петровна, находился  слева  в конце теперешнего канала  за домом Николая Максимовича Бобеля (Бобелька).  Соседями по хутору были  Яков (Катринин) с одной стороны и Марк Мшар (Жуковы) с другой.

Схема расположения хутора Петра Андреевича Козинца

Антонина Петровна вспоминает:

        «Наш хутор был старый. Дед моего отца ещё жил здесь. Около улицы стоял скотный сарайчик (хлев). К дому была пристроена  «комора» с четырьмя засеками  для зерна. За домом было гумно (ток для обмолота снопов), дальше  стояла клуня.

       Дом был небольшой. Входная дверь дома вела в тёмные сени, где  помещалась часть одежды, упряжь, утварь, плетёный ящик для хлеба, масла и колбасы. Здесь же стояла лёгкая лестница, ведущая на чердак. Другая комната – «хата».  От дверей стояла большая печь. За печью, вдоль стены, клали несколько досок для ночлега семьи. Сверху  была прибита полка для женских вещей: шиток, мычок, веретен и висела жердь для одежды и пряжи. Сюда же вешалась колыбель. Тут же на стене вешали верхнюю одежду. Угол (кут), расположенный между двумя угловыми окнами, назывался «покутем». Здесь на особых дощечках ставили иконы. Их украшали бумажными цветами. Возле образов иногда ставили ещё бутылки со святой водой, а за ними прятали деньги и документы. Здесь же стоял стол, а рядом скрыня (сундук) с одеждой. У стола, вдоль стен, стояли  скамьи (лавки). Узенькое пространство между дверями и печью  было занято кочергами и лопатами».

Хутора на территории Западной Белоруссии стали массово образовываться в 1930-х годах, когда в ходе аграрной реформы польскими властями проводилось выделение  земельных наделов и переселение на них крестьян из деревень. Были хутора и в нашей местности. До начала 60-х годов прошлого века деревня Стригинь была окружена россыпью хуторов.

Антонина Петровна вспоминает:
«Отец и старший брат Володя пахали, сеяли, косили, заготавливали дрова. Женщины кормили мелкую скотину и помогали мужчинам в присмотре за крупною.
Зимой пряли, ткали холсты и сукна, вышивали одежду и платки.
В мае огороды копали, овощи сажали.
В июне помогали мужчинам грести сено.
В июле лён пололи, потом выбирали его и стелили, затем начинали рожь жать.
В августе продолжали жнитво, стригли овец.
В сентябре дожинали хлеб, огородные овощи убирали, мяли и трепали лён.
В октябре и ноябре помогали молотить мужчинам.
Дети принимали участие в работах по силам с 5-6 лет: пасли животных, кормили курей, помогали в домашних и общих работах.
Общесемейными работами считались вывоз навоза, заготовка сена, уборка хлеба, молотьба».

ПОД ПОЛЬСКИМ ЧАСОМ

Историческая справка:
Согласно Рижскому мирному договору 1921 года в состав Польши были переданы земли Западной Белоруссии (современные Гродненская, Брестская, части Минской и Витебской областей).

Антонина  Петровна  вспоминает:

       «Польские полицаи  с оружием и на велосипедах старались держать порядок.  К соседям приходила  молодёжь попеть, потанцевать и в карты поиграть. Полицаи иногда заезжали на такие «вечорки». Мы с братом ходили в польскую школу на «постерунок» (полицейский участок) в деревню Новое. Школа была двухэтажная. На первом этаже была школа и кабинет коменданта, а на втором было жильё для учителей и коменданта. Школа находилась в начале деревни, на месте теперешнего дома Крагеля Ивана (Теклюсиного). Два года мы ходили сюда в школу. Учеников становилось всё больше, места не хватало. Тогда открыли школу на хуторе, недалеко от нашего дома, в доме Ивана Быка.  И я ещё 2 года  ходила в школу на хутор. Нас учили читать и писать на польском языке. Помню, что учителя звали Василий. У него была длинная указка, которой он бил по пальцам, если кто плохо писал. Всем взрослым были выданы польские паспорта».

Польский паспорт Марка Степановича Мшара

Осенью 1939 года комендант и учителя уехали из деревни. После воссоединения  Западной  Белоруссии и БССР в Стригини установилась советская власть. На то время была актуальна частушка:

20 год пробыла Польша,
20 год болела,
Была Польша, нэма больше,
Як в огне сгорэла.

Молодые ребята вернулись домой из польской армии. В деревнях было много свадеб. Сестра Мария вышла замуж за Михаила Демидовича, жила в семье мужа.

Сестра Антонины Мария

Жизнь шла своим чередом. Но началась Великая Отечественная война.

В ПАМЯТИ МГНОВЕНИЯ ВОЙНЫ

О войне написаны сотни тысяч книг, воспоминаний и стихов, снято множество фильмов, спето немало прекрасных песен – но всё рассказать и показать невозможно. Как невозможно сегодня, спустя 75 лет, нам, родившимся и живущим в мирное прекрасное время, прочувствовать  то, что довелось пережить нашим дедам и прадедам на той далёкой и страшной войне. И только тот знает правду, кто прошёл этой жестокой дорогой войны.

Историческая справка:
За три года оккупации Беларуси фашисты превратили в руины 209 городов, уничтожили 9200 сёл и деревень, создали 260 лагерей смерти и 70 гетто, расстреляли, повесили, замучили и сожгли свыше 2 млн. 200 тысяч советских граждан.
Хроника первых минут войны
• 22 июня. В 4 часа 00 минут 22 июня 1941 года начальник штаба Черноморского флота контр-адмирал И.Д. Елисеев приказал открыть огонь по немецким самолётам, которые вторглись далеко в воздушное пространство СССР: это был самый первый боевой приказ дать отпор напавшим на СССР нацистам в Великой Отечественной войне.
• В 4 часа 10 минут УНКГБ по Львовской области передало по телефону в НКГБ УССР сообщение о переходе на советскую территорию в районе г. Сокаль ефрейтора вермахта Альфреда Лискова. На допросе в штабе пограничного отряда он заявил, что наступление германских войск начнется на рассвете 22 июня.
• 22 июня в 4 часа 30 минут немецкие войска перешли в наступление. Началась Великая Отечественная война.
• В 5 часов 25 минут командующий войсками Западного особого военного округа Д.Г. Павлов направил командующим 3-й, 10-й и 4-й армиями директиву: «Ввиду обозначившихся со стороны немцев массовых военных действий приказываю: поднять войска и действовать по-боевому».
• В 5 часов 30 минут министерство иностранных дел Германии направило народному комиссару иностранных дел СССР Ноту от 21 июня 1941 года, в которой заявило, что советское правительство, сосредоточив в готовности к нападению свои вооружённые силы на германской границе, «предало и нарушило договоры и соглашения с Германией».

Антонина Петровна вспоминает:

«Проснувшись утром 22 июня, никто не знал, что началась война. Мы пошли  грести сено. Вдруг из-за леса начал доноситься какой-то гул. Самолёты летели,  выстроившись, как солдаты в шеренгу.  На улице было тихо и жарко, только с запада доносились глухие раскаты. Отец сделал предположение, что скоро гроза дойдёт и до нас, надо быстрее управиться с сеном. Мы с Ниной и мачехой гребли, а отец с Володей возили сено в клуню. С обеда, убрав сено, вернулись все на хутор. К нам на коне приехал муж Марии и сообщил, что началась война. Через несколько дней мы сами увидели воздушный бой пяти наших самолётов с самолётами немцев. Один наш самолёт упал рядом с нашим хутором. Раздался взрыв. Даже стёкла в доме с той стороны, где упал самолёт, вылетели.  Отец приказал не выходить из дому. Все боялись подходить к горящему самолёту. Думали, что там есть бомбы. Когда самолёт перестал гореть, много людей подошло к нему. Мужчины спустились в воронку посмотреть, был ли в кабине лётчик, но его там не было. Позже мы узнали, что мёртвого лётчика нашли односельчане и похоронили на кладбище. Это был Петров Антон Васильевич.Вечером отец с Володей в конце огорода выкопали яму-укрытие, накрыли её ветками, посыпали травой. Наши соседи Жуковы также копали укрытие и для своей семьи. Скоро в деревню пришли  немцы.  Полицейские участки разместились в деревне Новое в здании школы и в деревне Стригинь, также в здании старой школы возле кладбища. Немцы чувствовали себя уверенно и спокойно. Грабили, убивали. По деревням и хуторам проходили карательные операции против партийного, комсомольского и советского актива. Обходили дома, вели учёт молодых людей. Полицаи по этому списку собирали  на работу молодёжь. Когда появились в лесах  партизаны, немцы ожесточились и потеряли спокойствие. Немцы  начали бояться партизан как огня».

Школа, открытая в 30-е годы XX ст.

Евгений Кононович, «Народная газета» от 30 апреля 2015 г.:
«Генеральный комиссар Белоруссии, руководитель оккупационной администрации Вильгельм Кубе в своих донесениях писал: «Я даже не могу выехать в районы комиссариата, офицеры охраны меня всё время отговаривают». Небезызвестный военачальник вермахта генерал Гудериан вспоминал: «По мере того как бои на фронте принимали затяжной характер, становились все более упорными, партизанская война стала настоящим бичом, сильно влияя на моральный дух наших солдат».
А вот фрагмент из письма ефрейтора Руберта Кода своей невесте: «Вчера партизаны недалеко от нас взорвали поезд с отпускниками, а потом завязали бой… Не чувствуешь себя в безопасности, даже когда идешь в уборную. Нигде ни проехать, ни пройти. Эти партизаны орудуют совсем близко от нас. Их силы исчисляются тысячами. Можешь себе представить, что получится, если они ворвутся в наш лагерь…»

Смерть брата Володи (1924 г.р.)

Антонина Петровна вспоминает:

     «Осень 1942 года начались заморозки, посыпал снег. У Володи с утра разболелся зуб, а ему надо было идти в Новое домолотить у родственников зерно. Я не пускала брата, уговаривала остаться, но он не послушал. Взяв под мышку цепь для обмолота зерна,   пошёл задворками в Новое.  С постерунка была видна лесная тропинка. Немец,  видно, подумал, что кто-то идёт с автоматом под рукой и выстрелил. Одна пуля попала в голову, другая в грудь. К нему подбежал житель деревни Новое, но полицаи его отогнали, сказав, что это партизан. Тело, запорошенное снегом, лежало на поле больше суток. Отцу не разрешали забрать тело Володи, пока не разобрались, что к чему. Когда я подошла к полицаям, спросив, зачем стреляли, они ответили, чтобы я уходила, а то лягу рядом с братом. Я отошла к возу, и мы повезли Володю домой.  Дома тело  размораживалось целую ночь, а на следующий день похоронили».

Историческая справка:
1942 год – расширяется партизанская борьба в Белоруссии. Армия партизан увеличилась, что дало возможность создать ряд новых отрядов. Боевая деятельность партизан в Берёзовском районе с каждым днём усиливалась и велась по многим направлениям, прежде всего, по разгрому опорных пунктов врага. Примером может служить разгром в декабре 1942 года полицейского участка в д. Стригинь отрядом № 112 (командир А.П. Чертков). Начались повсеместные аресты активистов, людей, которых подозревали в связи с партизанами, и расстрел их в Берёзе возле кляштора.

Из дневника Домино Петра  Марковича:

       По деревням и хуторам проходили облавы на партизан, карательные операции против односельчан, которые были связаны с партизанами.  У стен кляштора были расстреляны:

1943 год

из деревни Стригинь:

Бобель Степан Александрович (1918 г.р.) и жена Ольга Семёновна с двумя детьми, Демидович Пётр Семёнович (1908 г.р.), Домино Павел Николаевич (1915 г.р.), партизан партизанского отряда № 345, Домино Степан Лукич (1870 г.р.), партизан отряда № 345, Козинец Владимир Петрович (1924 г.р.), Крагель Николай Григорьевич (1924 г.р.), партизан, Крагель Григорий Григорьевич (1896 г.р.), Демидович Степан Васильевич (1876 г.р.) и его жена Юлия Ивановна (1880 г.р.), Демидович Надежда Романовна с двумя малолетними детьми;

из деревни Головицкие:

Пунько Максим Демьянович (1901 г.р.), Ивановский Андрей Владиславович (1900 г.р.), Ивановский Павел Степанович (1885 г.р.);

из деревни Новое:

Дымша Николай Юстинович  (1912 г.р.) и его жена Анна Ивановна (1915 г.р.) с двумя детьми, Заноско Лидия Алексеевна (1928 г.р.), Козинец Анна Андреевна (1907 г.р.), Козинец Леонтий Андреевич (1906 г.р.), Козинец Фёдор убит в своём доме, Макаревич Степан Варфоломеевич (1913 г.р.),  Макаревич Ульяна Андреевна (1873 г.р.), Пунько Антонина Ивановна (1910 г.р.), жена подпольщика, с дочкой;

из деревни Совино:

Козинец Мария Васильевна (1903 г.р.), Маковчик Иван Андреевич (1890 г.р.), отец партизана, Садовская Анна Ивановна (1893 г.р.), Садовская Мария Владимировна (1910 г.р.), сожжена в своём доме с грудным ребёнком,  Садовский Иван Васильевич (1872 г.р.), его жена Татьяна (1878 г.р.) и сын Василий (1910 г.р.), Садовский Иван Емельянович (1905 г.р.) и его жена Фёкла Павловна (1908 г.р.), Садовский Сергей Иванович (1924 г.р.), был арестован гитлеровцами и убит при попытке к бегству, Садовский Мартын Мартынович (1890 г.р.).

1944 год

из деревни Головицкие:

Бобель Иван Николаевич (1902 г.р.), Бобель Иван Степанович (1874 г.р.), Бобель Мария Герасимовна (1900 г.р.), Бобель Наталья Васильевна (1876 г.р.), Лаврусик Вера Дорофеевна (1925 г.р.), Лаврусик Александр Емельянович (1908 г.р.), Лаврусик Елена Кондратьевна (1878 г.р.), связная партизан,  Лаврусик Леонид Семёнович (1871 г.р.), отец партизана, Лаврусик Пётр Лаврентьевич (1898 г.р.), связной партизанского отряда, Пунько Анна Кирилловна (1872 г.р.), мать партизана, Пунько Василий Андреевич (1907 г.р.), связной партизанского отряда, Пунько Иван Николаевич (1925 г.р.), сын партизана, Пунько Илья Кириллович (1873 г.р.), Пунько Никита Кириллович (1870 г.р.), отец партизана, Пунько Пантелей Николаевич (1914 г.р.), Пунько Семён Демьянович (1913 г.р.), связной партизанского отряда, Пунько Сергей Васильевич (1922 г.р.);

из деревни Новое:

Пунько Антонина Ивановна (1910 г.р.), жена подпольщика;

из деревни Совино:

Причинич Наум Павлович (1908 г.р.).

Антонина Петровна вспоминает:

        «В деревню партизаны боялись заходить, а вот хуторские подкармливали партизан.  На  хуторе Пунько Григория Павловича (Рыгорцовых) пекли хлеб для партизан. Узнав об этом, немцы хозяина расстреляли возле кляштора.

      1943 год. Партизанская война развернулась по всей Белоруссии. Отец был активистом, имел связь с партизанами.  Старшая сестра Мария  была замужем за сыном Домино Михаила Васильевича  (1893 г.р.), секретаря Совинского сельсовета (Шевчиков), которому стало известно, что запланированы аресты по деревне. Ночью семьи активистов попрятались, кто в лесу, кто у родственников. Наша семья в  полном составе, погрузив вещи на воз, поехала в деревню Головицкие к родственникам. Муж Александр и свёкр Михаил Васильевич нашей сестры Марии отвезли её с маленькой дочкой Олей к нам в  Головицкие. Там стало известно, что в районе деревень Войтешин и Пески  завтра ночью будут ждать партизаны, чтобы помочь бежавшим семьям добраться до семейного лагеря. Поэтому Михаил Васильевич  с сыном  Александром   утром решили забрать жену с хутора, который находился возле теперешнего склада удобрений. Утром сельская жительница Войтеховская Павлина своему постояльцу-полицаю высказала предположение, что Шевчики ушли в партизаны, так как их не было видно во дворе. Полицай тут же сообщил немцам.  Они сделали засаду в доме, найдя там жену Михаила Васильевича Юлию Васильевну. И дождались. Шевчики, обойдя двор,  начали заходить в дом. Раздались выстрелы. В упор убили Александра, Михаил Васильевич убежал в лес, немцы за ним. Он бросился к болоту. Там его настигла фашистская пуля. Тело затонуло в болоте. Жену Михаила Васильевича Демидович Юлию Васильевну (1895 г.р.) расстреляли возле кляштора. Сына Александра прикопали полицаи возле дома. Соседи всё это видели. После войны родственники откопали останки Александра,  из болота достали тело Михаила, которое сохранилось в целости. Их похоронили в одной могиле на стригинском кладбище.

Под вечер мы узнали о смерти мужа и свёкра нашей сестры.  Когда стемнело,  наша семья  отправилась через лес в Войтешин за озеро. По дороге мы встретили и другие подводы с семьями Попко Ивана (Марочкового), Куриловича Игната Андреевича (Каленикового), Войтеховского Евгения Ивановича (Будникового),  все вместе добрались до партизан. Там собралось много подвод.  До места  дислокации партизанского отряда добирались всю ночь».

Из дневника Домино Петра  Марковича:

В партизанских семейных лагерях были следующие семьи:

из деревни Стригинь: семьи Беринчика Павла Николаевича, Попко Ивана Ивановича, Крагеля Григория Григорьевича, Домино Петра Марковича, Домино Василия Афанасьевича, Козинца Петра Андреевича, Бобеля Максима Александровича, Войтеховского Евгения Ивановича, Крагеля Игната Трофимовича, Домино Степана Сергеевича, Мшара Антона Ивановича, Быка Павла Ивановича, Гринкевича Ильи Андреевича, Гришкевича Василия Ильича;

из деревни Новое: семьи Ивашкевича Фёдора Васильевича, Ивашкевича Никифора Адамовича, Куриловича Игната Андреевича, Мшара Петра Андреевича, Крагеля Сидора Юстиновича, Крагеля Юстина Степановича, Крагеля Якова Степановича, Крагеля Фёдора Юстиновича, Крагеля Петра Юстиновича, Дымши Ильи Антоновича, Дымши Степана Антоновича, Пунько Петра Павловича, Киватыцкого Степана Ивановича, Быка Дорофея Петровича, Панасюка Александра Никифоровича;

из деревни Совино: семьи Домино Павла Степановича, Ковалевича Антона Ивановича, Маковчика Григория Андреевича.

Историческая справка:
В годы Великой Отечественной войны недалеко от деревни Здитово Берёзовского района Брестской области базировались партизанские формирования, штаб Брестского партизанского соединения, Брестский подпольный обком КП(б)Б.

СЕМЕЙНЫЙ ЛАГЕРЬ

Историческая справка:
Особое место среди партизанских отрядов занимают так называемые семейные лагеря (семейные отряды). Их отличие от остальных состоит в том, что в них находились пожилые и малолетние родственники партизан, а также большое количество женщин. В Берёзовском районе действовало 14 семейных отрядов. В отряде № 345, которым командовал Семён Адамович Яроцкий, насчитывалось до 400 человек.

Антонина Петровна вспоминает:

«Мы долго шли по тропинке по болоту след  в след.  Когда пришли  в отряд, нас накормили горячей едой. Еду варили в больших казанах и в бидонах. Мы знали, что вокруг лагеря было много партизанских отрядов. К Новому году наш лагерь начал относиться к отряду  № 345, которым командовал Семён Адамович  Яроцкий. Отряд размещался в урочище Буды (за деревней Старые Пески). В семейном лагере были с августа 1943 года по апрель 1944 года».

Семён Адамович Яроцкий
(1903-1968 гг.)

Биографичная справка:
Родился в деревне Капланцы Березинского района Могилёвской области.
1924-1938 гг. – на культурно-просвети-тельной, административно-хозяйственной и партийной работе.
С 1939 года 2-й секретарь Жлобинского, Берёзовского райкомов КП(б)Б.
С июня 1941 года на Западном фронте, с осени 1941 года один из организаторов подпольной группы в Березинском районе.
1942-1943 гг. – командир 345-го партизанского отряда.
Декабрь 1943 — июнь 1944 гг. – секретарь Берёзовского подпольного райкома КП(б)Б.
С 1945 года на партийной работе.

Наградные листы С.А. Яроцкого

Вспоминает Антонина Петровна:

«Наш семейный лагерь охраняло с десяток партизан.  Жили в землянках на возвышенности среди болот, было очень трудно. Боевые идут на задание на колею, заходят к нам отдохнуть и берут кого-то из людей, кто хорошо знает местность. Мой отец много раз ходил с партизанами  как проводник. Отголоски взрывов после диверсий были слышны в лагере.  Видели мы и немцев, которых партизаны взяли в плен. Помню, как прилетал на партизанский аэродром самолёт из Москвы с оружием, медикаментами и продуктами.

Картошка составляла основу рациона в лагере. В сезон активно собирали грибы, клюкву, травы. Питались два-три раза в день. У бойцов был сухпаёк: сухари, солонина или кусок сала. Дефицитом была чистая питьевая вода:  осенью, весной процеживали через тряпки мутную болотную и речную воду, а зимой её добывали, растапливая снег.  Перебои в питании были частыми. Была, например, картошка, но не было муки и соли. Если доставали мясо, то не хватало хлеба и так далее. В щи шло всё:  конский щавель, крапива, корни лопуха».

Историческая справка:
С июня 1941-го по июль 1944 года белорусские партизаны подорвали и пустили под откос свыше 10 000 вражеских эшелонов, разгромили 29 железнодорожных станций, разрушили свыше 7300 километров линий связи, уничтожили 1355 танков и бронемашин, 438 орудий разного калибра, 18700 автомашин, 939 военных складов.

3-11 апреля 1944 года у деревни Здитово Берёзовского района прошли ожесточённые оборонительные бои партизанских бригад им. Ф.Э. Дзержинского, «Советская Белоруссия» и 345-го партизанского отряда против немецко-фашистских захватчиков. Эти события вписаны в боевую летопись партизанской славы Беларуси.

В начале апреля 1944 года фашисты сконцентрировали в этом районе отряды СС, 10 артиллерийских и миномётных батарей, танки, бронемашины, бомбардировщики. Партизаны, под защитой которых находилось 10 тысяч мирных жителей, оказались в окружении.

Партизаны в течение шести дней отбивали атаки превосходящего противника. Лишь 11 апреля, израсходовав почти все боеприпасы и нанеся противнику значительные потери, по приказу командования они оставили деревни Здитово и Спорово и перешли на вторую линию обороны (Горбовские хутора), которую каратели штурмовать не решились.

Вспоминает Антонина Петровна:

«Все, кто мог, по болоту уходили в сторону Дрогичина. Я несла на плечах мешок с сухарями, но оставляла его на грудку и возвращалась, чтобы помочь молодой женщине, которая держала на руках двух малышей. Мы не верили, что выживем, наш лагерь разбомбили, лежали убитые коровы, лошади. Долго бродили по болоту, потому что опасность поджидала со всех сторон. А однажды увидели в лесу хату, её хозяин нас и спас. Потом мы узнали, что вышли в Дрогичинский район.

На всю жизнь сохранила благодарность человеку, который, увидев большую группу изможденных, голодных женщин и детей, зарезал одну из своих коров и дал картошки, чтобы люди смогли выжить. Возле этого хутора оказалось несколько пустующих домов, где мы прожили вплоть до освобождения Берёзовского района. В конце июля мы вернулись домой».

ЭТО СИЛЬНЫЙ, ПРИВЫКШИЙ К ТРУДУ ЧЕЛОВЕК

И вот долгожданная Победа. Надо строить новую жизнь. Послевоенное время было очень сложное: голод, коллективизация, изъятие земель и приусадебных участков, ограничение количества скота на личных подворьях.

Вспоминает Антонина Петровна:

«Заготовок никаких не было. Ходили в лес, собирали грибы, ягоды. Сушили. Помогали по хозяйству соседям. Взамен получали зерно, картошку. Пекли лепёшки из крапивы, чуть-чуть добавляя муки.  Потихоньку отходили от войны.  Днём тяжело работали, а вечерами собирались на вечорки. Пряли, вышивали, танцевали. На вечорки собирались  на разных хуторах, где был побольше дом».

Антонина Петровна Левчук, Бык Мария, Надежда Ивановна Борисова (справа налево)
Антонина Петровна Левчук, Ольга Марковна Пунько (Мшар), подружка и соседка по хутору (справа налево)

Молодожёны Пётр и Антонина. 1950 г.

Пётр Левчук

В 1950 году Антонина Петровна вышла замуж за Левчука Петра Фёдоровича. Родительский дом Петра Фёдоровича сожгли немцы. Пришлось молодой семье строить свой дом.  В сельском Совете молодой паре выписали справку на заготовку леса на дом. Строили всей роднёй и с помощью соседей. Дома возводили многие молодые семьи.

Младшая сестра Антонины Петровны Ольга вышла замуж за  Крагеля Михаила Тихоновича. Жила на хуторе родителей мужа.

Сестра Нина с детства была глухонемой, замуж так и не вышла.

Сестра Нина c двоюродным братом. 1954 г.
Сестра Нина

 В 1956 году началось массовое переселение людей с хуторов. Петр и Антонина Левчук перенесли свой дом в деревню Стригинь, на улицу Новскую. Их дом находится здесь и по сей день.

С ними переехала и сестра Нина, которая прожила в семье  Антонины всю жизнь. Работала в городе Берёзе в КБО уборщицей. Умерла в 1998 году.

Отец Антонины Петровны Пётр Андреевич Козинец с женой переселились в деревню Новое. В 1965 году Пётр Андреевич умер.

Антонина Петровна и Пётр Фёдорович трудились в колхозе имени С.М. Кирова, первым председателем которого был её отец Козинец Пётр Андреевич.

Пётр Фёдорович Левчук
Антонина Петровна Левчук

Вырастили троих детей: дочерей  Марию и Светлану  и сына Виктора.

Сын Виктор
Дочь Светлана

Свадьба дочери Марии и Василия
Пётр Фёдорович с сыном Виктором

Дочь Светлана с мужем Иваном и сыном Ваней
Сын Виктор с женой Татьяной

Супруг был хорошим хозяином, примерным семьянином. Умер в 2002 году. Антонина Петровна живёт под опекой детей и внуков, которые часто приезжают. Тяжёлой деревенской работой помогала всем детям учиться и строить коттеджи. «Ни один с граблями не ходит, дала им хлеб в руки, хотя сама и малограмотная», – говорит Антонина Петровна. 

Род Левчуков продолжают семь внуков и тринадцать правнуков.

Антонина Петровна на свадьбе внука Юрия и Ксении
Антонина Петровна, дочь Мария, правнуки Илья и Марина(внуки сына Виктора)

Антонина Петровна очень трудолюбивый человек. Несмотря на свой возраст, она сажает огород, за которым и ухаживает. Возле дома много цветов. И во дворе, и в доме порядок и чистота.

Антонина Петровна Левчук. 2021 г.
Книги и иконы на покути

Несмотря на то, что она окончила всего 4 класса польской школы, читает много православной литературы, знает наизусть много молитв.

«Мне муж покойный говорил: «Антолечка, живи в своём доме». Я и живу, потому что, как говорят, «там свой уголок, где резаный пупок». А как плохо станет, выйду, подышу и легче мне. Дай Бог дожить в своей хате. Я цветов насажу весной и сижу, как в раю», рассказывает женщина.

Антонина Петровна добрый, искренний, жизнерадостный человек, от которого веет тёплыми надеждами, счастливыми мечтами, человек, который обладает невероятной внутренней силой, чарующей красотой, положительной энергетикой. Хочется пожелать этой женщине крепчайшего здоровья, бодрости и долголетия, мира и добра! Пусть  в душе царят  гармония, радость и покой!


Использованная литература:
1. Барашко, А. А. Партизанское движение в Берёзовском районе / Антон Барашко ; ответственный за выпуск Г. Винярский. — Минск : Кнігазбор, 2020. — 120 с.
2. Беларусь : памятное лето 1944 года : материалы Международной научно-практической конференции / [редакционная коллегия : А. А. Коваленя и др.]. — Минск : Беларуская навука, 2015. — 567 с.
3. Белорусский штаб партизанского движения : сентябрь-декабрь 1942 года : документы и материалы / [составители : В. Д. Селеменев, М. Н. Скоморощенко, М. Е. Тумаш]. — Минск : Беларуская Энцыклапедыя імя П. Броўкі, 2017. — 460 с.
4. Бярозаўшчына – наша бацькаўшчына / аўт. калектыў : А. М. Алексяюк, А. А. Барашка, І. Г. Ганчарка [і інш] ; адказны за выпуск Я. В. Сяленя ; Аддзел культуры Бярозаўскага райвыканкама. — Бяроза, 1997. — 72 с.
5. Всенародное партизанское движение в Белоруссии в годы Великой Отечественной войны (июнь 1941 — июль 1944) : документы и материалы / Институт истории партии при ЦК КПБ, филиал Института марксизма-ленинизма при ЦК КПСС, Институт истории АН БССР : Т. 3. — Минск : Беларусь, 1967. — Развитие партизанского движения на завершающем этапе (январь — июль 1944). — 791 с.
6. Высшее партизанское командование Белоруссии, 1941-1944 : справочник / Э. Г. Иоффе [и др.]. — Минск : Беларусь, 2009. — 270 с.
7. Ермаловіч, В. І. Беларусь. Шлях да Вялікай Перамогі / Віктар Іванавіч Ермаловіч. — Мінск : Беларусь, 2019. — 198 с.
8. Исаковский, М. В. Русской женщине : [стихотворение] / Михаил Васильевич Исаковский // Собрание сочинений : в 5 т. Т. 1. — Москва : Художественная литература, 1981. — С. 321.
9. Коломийцев, Н. А. Переправа : [стихотворение] / Николай Александрович Коломийцев // Барашко, А. Партизанское движение в Берёзовском районе / Антон Барашко. — Минск : Кнігазбор, 2020. — С. 98-99.
10. Кононович, Е. Герои былых времён / Евгений Кононович // Народная газета. — 2019. — 22 лютага. — С. 11.
11. Кононович, Е. Партизаны, белорусские сыны / Евгений Кононович // Народная газета. — 2015. — 30 красавіка. — С. 6.
12. Память : историко-документальная хроника Берёзовского района / редкол. : И. П. Шамякин (гл. ред.) и др. — Минск : Белорусская Советская энциклопедия имени Петруся Бровки, 1987. — 439 с.

Электронные ресурсы:
1. Яроцкий Семен Адамович [Электронный ресурс] // Партизаны Беларуси. — Режим доступа : https://partizany.by/partisans/23752/


Составитель: Светлана Николаевна Пунько, библиотекарь Стригинской сельской библиотеки

Автор записи: Admin

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *